КРЫМ

«Даже когда сын заболел раком, его мать не ушла из секты»

«Даже когда сын заболел раком, его мать не ушла из секты»

0

Продавец бытовой техники из Белогорска Павел Сыпко в трудную минуту стал для своего сына и отцом, и матерью. Он - единственный папа, который вместе с ребенком лежит в отделении онкогематологии Крымской республиканской детской клинической больницы. Он один был рядом со своим сыном, когда медики не могли поставить ребенку диагноз, когда мальчик потерял зрение, перестал ходить и говорить, когда в бессознательном состоянии его везли в Москву на операцию, и сейчас – когда онкология отступает и ребенок возвращается к жизни. 
 
Один в женском царстве
В отделении онкогематологии детской клинической больницы единственному папе отдельную палату не выделили. Сославшись на гендерное равенство, его с сыном «подселили» в «женское царство». «Я знаю, что на Западной Украине отцам не разрешают ложиться в больницу с онкобольным ребенком. У нас такого нет. Более того, я считаю, что папы лучше ухаживают за детьми – ответственности больше, а эмоций, возможно, меньше», - говорит врач отделения гематологии Александр Сидоренко.

Соседи по палате Павла – мамы и бабушки онкобольных детей. С ними он обсуждает последние новости, обильно пересыпая свою речь, как и все, кто проходят вместе с ребенком долгий путь лечения, медицинской терминологией. 

Павел – отец троих сыновей. Двое у него – от первого брака, третий от второго. После развода с первой женой, старшие сыновья с мамой прожили недолго, ушли к папе. 

В апреле прошлого года среднему, 10-летнему Олегу, стало нездоровиться – ребенок таял на глазах, а медики не могли установить причину. «Олежка стал плохо ходить, его постоянно тошнило. Он отлежал в гастроэнтерологии, думали, что-то с желудком, но лучше ему не стало. Нас отправили к невропатологу и только после этого - в онкогематологию», - рассказывает Павел.

К тому времени, когда ребенку был поставлен диагноз – опухоль головного мозга, – Олег перестал ходить, говорить и практически ничего не видел. Единственное, что могло помочь – дорогостоящая операция. «Деньги собирали всем миром – родственники, коллеги, школа. Я ходил по банкам, просил… В общем, насобирали 3 тысячи долларов на операцию. Оплатить лучевую терапию, это еще 6 тысяч долларов, помогли благотворительные организации», - рассказывает Павел.

Операцию, в которой нуждался Олег, в Украине не делают. В Москву его везли на поезде, практически в бессознательном состоянии, под капельницей.

Лучшая новость – чистый позвоночник
Операция по удалению опухоли прошла успешно. В Москве Олег прошел 8 курсов химиотерапии, остальное лечение получает в Симферополе. Во всех поездках его сопровождает отец. «Мама Олега… как таковой мамы нет. Она далеко. В смысле не физически, просто она ушла в секту, и когда ребенок заболел, ее не оказалось рядом», - говорит Павел. 

Олег заново научился говорить и уже твердо встал на ноги. Его каждой победе отец радуется, как своей. «Когда опухоль разрасталась, эти клеточки попали в позвоночник. А последняя томография показала, что их нет. Позвоночник у нас чистый!» - делится Павел самой радостной новостью за последние десять месяцев. 

Олегу с отцом предстоит пройти еще 8 курсов «химии», но уже сейчас они больше времени проводят не в больничных палатах, а дома. Лечение продлится до конца следующего года, после чего ребенок будет полностью здоров - в этом Павел уверен на сто процентов. «Так и будет», - говорит он, обнимая сына. 


5261
Погода
Погода в Симферополе

влажность:

давление:

ветер:

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине
 

   Copyright © 2015 «Комментарии:», все права защищены

Система Orphus proIT weblog.com.ua